понедельник, 24 мая 2010 г.

Молчание нееврочлена, или позора сдачи Змеиного нам мало?


Много лет назад, когда покупала заброшенную развалюху на окраине города, я и не предполагала, что еще два-три года после переселения буду сражаться «за суверенность границ» своего двора с неизвестными личностями, которые привыкли использовать МОЙ двор в качестве короткой дороги на параллельную улицу.
Народ, стучавший в окна моего флигеля, еще и возмущался – чего это мне вздумалось поперек тропинки посадить картошку и клубнику? И дыру в заборе зачем-то загородили…
Вспомнила об этом в связи с событиями на Дунае.
Вот наша «добрососедка» Румыния начала протягивать ручки загребущие к острову Майкан. Якобы граница проходит по фарватеру, а тот сместился к украинскому берегу, посему надо бы подкорректировать границы. Правда, при этом никаких данных о смещении этих самых глубин никто не предоставляет, но отсутствие официальной цифири никого не удивляет: мол, раз говорят ОНИ, то так оно и есть. 
А так ли?
Мы уже прокакали Змеиный, но уроков не извлекли…

Тогда, испытывая в полной мере позор глупейшего поражения в Гааге, мы говорили: этим дело не закончится. Впереди – Дунай.
И вот оно началось.
Мало было того, что воды Дуная понемногу уходят (при самой активной и целенаправленной в этом направлении работе самой Румынии) в сторону нашей соседки, приводя к обмелению наших рукавов, так теперь начинается пересмотр границ? Разумеется, в ЕЕ пользу?
С позиции обывателя желание прибрать к рукам чужое добро понятно: он ж у соседа завсегда – и толще, и длиннее (в нашем случае – глубже).
А с точки зрения государственной? А МЕЖГОСУДАРСТВЕННОЙ? Или теперь это никому неинтересно?
Вроде как существуют международные договоренности? А принцип «недоторканности»? А уважение к суверенитету? А невозможность в европейском сообществе территориальных претензий?
Как-то об этом все подзабыли, а те, кто и помнит, просто улыбаются: да что там случится, даже если маленький несчастненький островок, затерявшийся на карте и в самой дельте Дуная, отойдет соседям? Не «Кемська волость»…
Но в нашем случае с Майканом все намного сложнее.
Напомню, что речь идет о территории Украины, по которой пролегает национальный глубоководный судовой ход «Дунай-Черное море». И перенос участка границы будет означать, что часть НАШЕГО водного пути из Дуная в Черное море автоматически станет не нашей.
А, типа, общей.
Что дальше? Объясняю: украинские лоцманы, которые ведут суда по украинскому ГСХ, уступят место румынским. Потому как уже сегодня значительная часть судов, которые идут по НАШЕМУ ГСХ, следуют на румынские порты, поскольку НАШ ход – удобнее, комфортнее и выгоднее: он работает круглосуточно и в обоих направлениях, да и тарифы привлекательней, чем у наших соседей (об этом – чуть позже).
То есть, в румынских портах будут садиться на суда румынские же лоцманы, которые и будут зарабатывать средства для своей, румынской, казны (или еще чего там), фактически отнимая их у нас, у Украины.
Как это называется? Да все так, как в той пословице: отдай жену дяде…
Вот мы и подошли к сути вопроса: причины возни вокруг острова Майкан – намного глубже, чем это видится непосвященным гражданам. И замешана она, как и вся борьба Румынии против статуса Украины как морской державы и против присутствия Украины на Дунае (и в том числе, с глубоководным судовым ходом «Дунай-Черное море»), на экономической основе.
Румыния (надо отдать должное!) планомерно, организованно и по всем направлениям в течение многих десятилетий ведет борьбу за господство в дельте Дуная и за монополию на выход из великой европейской реки в Черное море (а значит, и на этот участок Седьмого трансъевропейского транспортного коридора).
Так сложилось, что это место на карте всегда было средоточием геополитических интересов. Все его хотели – и греки с римлянами, и все до них, и после них: «вкусное» оно – как те ворота у Ильфа и Петрова, которые пьяница-дворник использовал как постоянный источник дохода.
При СССР вопрос о выходе из Дуная в Черное море не стоял – выход был, и охранялся военными кораблями Дунайской флотилии. Но продажная девка политика сработала против нас: мы закрыли Быстрое, открыв Прорву. А кто не помнит, что значит бросать деньги в Прорву? То-то и оно…
Из желания не создавать проблемы с крикливым соседом мы, воспитанный до неприличия народ, сработали по тому же правилу о жене и дяде. В результате Прорва сожрала прорву денег, а потом и вовсе подавилась.
И мы, придунайское государство, остались ни с чем. Придунавье еще помнит, как суда Украинского Дунайского пароходства стояли перед входом в Дунай, потому что НАШИ гирла были несудоходными по глубинам, а румынские – по тарифам.
Заработавшее Быстрое стало источником жизни не только для отечественного судоходства, но и для природы: в чистую наполнившуюся воду пошла дунайская селедка, оживилось судоходство, а с ним – и все, что так или иначе связано с ним.
Но, как известно, есть люди, которым плохо, когда кому-то хорошо. Вот и у нас так случилось.
Мы-то думали, что живем по соседству с членом Евросоюза… А оказалось - ?
Короче, сами додумывайте.
Вот этот член нас и добивает своими приколами: то проект о расчистке гирла Быстрое ему не нравится, то Майкан ему не с той стороны удобен…
О деньгах и речи нет. О том, что (по мнению гидрологов) румынские судоходные каналы медленно и неумолимо умирают по природным причинам (таковы законы развития речных дельт!) никто и не вспоминает. Нет намеков и на то, что затратные работы по содержанию румынских искусственных каналов продолжают увеличивать их себестоимость, взращивая и тарифа на их прохождение.
Никто не рассказал о том, что вроде как пару недель назад наши соседи втихую разослали своим агентам телексы с информацией, что суда, которые вошли в Дунай по Быстрому (по украинскому ГСХ), а выходят после погрузки по румынским каналам (там глубины больше), будут платить по ДВОЙНОМУ тарифу.
Это уже можно расценить как санкции против Быстрого?
Втихую прошла и еще одна «фишка» наших соседей: если раньше тарифы на прохождение их каналов шли в евро, теперь они – в долларах США, то есть, понизились.
И это эксперты расценивают как действия против украинского ГСХ. Но – шепотом. Чтобы еврочлена не обидеть…
Мы, конечно, не еврочлен, но тоже не на мусорке себя нашли. Вот очень хочется узнать, что по этому поводу думает Дунайская Администрация, возглавляемая представителем Румынии.
И как расценивает такие действия Румынии Евросоюз. И Дунайская комиссия. И еще хоть кто-то, то может по этому поводу хоть что-то сказать. Но не молчать.
Потому что все глупости делаются в тишине и при молчаливом попустительстве равнодушных или слабых.
Только пока сильных и неравнодушных не слышно.
То есть, и Дунай мы сдадим – как и Змеиный?


Комментариев нет:

Отправить комментарий