пятница, 17 июня 2011 г.

О соседских отношениях и национальных интересах

  Чего не отнять у нашей соседки-Румынии, так это умения добиваться поставленной цели. Причем, во что бы то ни стало.
Посудите сами. Решили наша соседушка поспорить с Украиной об острове Змеином – и Гаагский суд принимает решение, которое у них (да и во всей Европе) было воспринято как безусловную победу Румынии (и, разумеется, безоговорочное поражение нашей страны).
То ли у них хотели этой победы больше, чем в Украине, то ли Румыния была более настойчивой, но мы, независимое государство с европейской ориентацией, проиграли, потеряв значительный кусок весьма лакомой территории.
Конечно, найдутся те, кто воскликнет: «А что ж вы хотели? Румыния спит и видит, как компенсировать свою послевоенную утрату части территории (например, той же Бессарабии)». Чтобы не выглядеть глупо (или недальновидно), мы сторонникам такой точки зрения предложим полистать документы двадцатого века (разных авторов), чтобы развеять хоть какие-то предположения об обоснованности территориальных притязаний Румынии, которые та ничуть не скрывает – даже уже будучи членом Евросоюза.
Так вот, о настойчивости нашей соседки.
О Змеином все ясно (и очень неприятно!).
Думается, что идея с передачей Молдавии участка дунайского берега под строительство порта Джурджулешты («зарезавшего» наш порт Рени и обломавшего наши надежды на «алаверды» в виде передачи Украине участка автотрассы из Одессы в Измаил) тоже родилась не из первичного бульона, а стала, скорее всего, продолжением дальновидного плана неугомонных задунайских сторонников идеи «Романия марэ».
Особой любви к Украине наши соседи, похоже, не испытывали никогда.
Ну, может, разве когда наши челночники в начале восьмидесятых привозили к ним мягкие игрушки да разный мастеровой инструмент – в обмен на тамошние сувениры в народном стиле.
Нелюбовь их к нам выглядела по-разному.
Особо остро (и даже разнузданно) она проявилась, когда из украинского Придунавья были выведены базировавшиеся тут военные подразделения (которые и обеспечивали суверенность и незыблемость государственных границ и интересов Украины), а в нашей части дельты Дуная возобновилось судоходство.
К слову, национальное судоходство из Дуная в Черное море - тоже достаточно длинная история, где долгое время решения принимались исходя из интересов не экономики, а политики. А последняя, как известно, - девица непостоянная и практически беспринципная.
Так вот, в период полной остановки судоходства в украинской части дельты Дуная Румыния продемонстрировала добродушие каннибала по отношению к своему ужину: тогда тарифы на румынских каналах были таковыми, что суда Украинского (Советского) Дунайского пароходства не могли пройти в свой порт приписки, потому как за проход румынским каналом – при закрывшихся собственных, украинских, каналах - надо было платить ничем не оправданные и совершенно неподъемные суммы.
(К слову, именно тогда моряки-дунайцы высказали предложение обратить внимание на гирло Быстрое – стратегическую трассу из Дуная в Черное море).
Но куда делось соседское равнодушие, когда на свет появился проект восстановления судоходства по гирлу Быстрое! Общественность Румынии и Украины (почему-то из регионов, где Измаил путают с Изюмом), планетарное возмущение экологов, массированные гневные выступления в самой Румынии (правда, и там народ знал лишь, что Украина делает неясно что, но оно уж очень вредит Румынии) чуть не утопили сам проект глубоководного судового хода р.Дунай-Черное море.
Самое грустное в этой истории состоит в том, что наша страна проявила непонятный инфантилизм в отношении к одному из самых амбициозных проектов национального значения и международного масштаба.
Опять-таки не хотелось бы повторяться, но заработавший Дунай для депрессивного юга Одесской области стал той самой свежей струей, которая оживила экономику и культуру территории, где без толкотни могли бы разместиться несколько европейских государств. А уж открывшаяся (с реализацией проекта глубоководного судового хода р. Дунай – Черное море) для Украины возможность реализовать себя как транзитную державу, расположенную на трассах двух трансъевропейских магистралей – это даже не подарок судьбы. Это джек-пот! Как в геополитическом плане, так и с позиции экономики вопроса.
К слову, простой расчет свидетельствует, что потенциал Дуная задействован даже не на 50%, а – по оценкам международных экспертов – менее, чем на треть. И то, если суммировать показатели и украинского, и румынских каналов. И если сегодня этими путями транспортируется порядка 50 миллионов тонн грузов, то в ближайшее время ожидается увеличение этого объема в шесть раз.
…Вы спросите, а причем тут настойчивость Румынии?
Да все просто! Чем виднее успехи нашего ГСХ, тем яростней борьба с ним нашей соседки. То ей видится, что Украина не испросила у нее разрешения, надо ли строить ГСХ или нет. То, видимо, приснилось, что судоходство в украинской части дельты (в румынской, оказывается, все тип-топ!) загубит девственность Природы. И такими явными и регулярными были эти сны, что Румыния, забыв о собственных многокилометровых искусственных бетоноканалах, громко верещала: караул, все пропало!
Сделаем маленькое отступление. Еще в 2004 году румынская газета «Романия либэрэ» от 11 ноября отмечала: «…канал Быстрое наделает хаосу в дельте Дуная, и в первую очередь – финансового». Видимо, именно в этом и кроется одна из разгадок настойчивости Румынии в ее борьбе с украинскими проектами в дельте Дуная.
…На крики на тот момент кандидата в ЕС сбежалась общественность и пришли ученые, которые, изучив все, что только можно изучить, пошли по соломонову пути, ограничившись туманной формулировкой – что-то вроде «оно, конечно, воздействие, вероятно, может и быть, но пока еще это наверняка неясно…».
И что делает Румыния? О, великий и могучий – нет, не язык. Перевод!
При переводе выводов ученых часть слов пропала (в филологические провалы?), и уже румынские СМИ и прочие источники информации, уйдя от сослагательного наклонения, кричат: мол, караул, все-таки пропало – воздействие на природу неизбежно!
Неспешные лингвистические и фактические уточнения Украины никто не слышит.
Доводы о том, что мы вправе делать у себя на территории все, что мы считаем нужным, а также выводы ученых и данные постоянных мониторингов состояния Дуная, - тоже.
Одновременно та же озабоченная экологическим благополучием Дунайской дельты нервно взволнованная и экзальтированная общественность не видит потенциальной опасности молодого молдавского порта Джурджулешты. Причем, в упор!
Почему-то никто не бьет тревогу из-за того, что в ходе многолетней деятельности Румынии по перераспределению водостока в дельте Дуная украинская часть стала менее водной. И если в начале ХХ века сток воды по Килийскому рукаву составлял 70%, а по Тульчинскому - 30%, то теперь это соотношение составляет 50% и 50%. А по некоторым расчетам – и вообще 45% на 55% (не в пользу Украины). И согласно заключениям ученых эта тенденция нарастает, а происходящие деградационные изменения в природе дельты имеют необратимый характер.
Вследствие этого в украинской части дельты идет процесс отмирания рукавов Степовой, Данаец, Прорва, Лимба. Уменьшился сток воды по рукаву Кислицкий, становится несудоходным Белгородский рукав. Непосредственно в городе Вилково (называемом Украинской Венецией, являющимся объектом посещения многочисленными туристами из стран Европы) пересыхают городские водные улицы – ерики.
Наконец, мы можем говорить о том, что хозяйственная деятельность сопредельного государства создает предпосылки для дискуссий о пересмотре линии госграницы. Достаточно вспомнить историю с островом Майкан, который является собственностью Украины, но из-за обмеления омывающего Майкан рукава линия фарватера якобы сместилась, а вместе с ней может и сместиться линия Государственной границы. Справедливости ради заметим, что официальных промеров никто не проводил, и все пока базируется на заявлениях румынских судоводителей, что якобы ходить вокруг Майкана крайне сложно. На бытовом уровне такую ситуацию комментируют «за что боролись, на то и напоролись». Но мы говорим о делах государственного масштаба, поэтому будем строго выдержаны и максимально воспитаны.
Уже не предполагаемые, а видимые необратимые деградационные изменения имеются в Дунайском биосферном заповеднике.
Но и он, заповедник, уже не волнует мировую общественность…
А почему? Может, потому, что в этом случае надо признавать, что Румыния наворотила дел и при этом чихать хотела на своих соседей?
Понятное дело, Евросоюзу признавать это не с руки… Как-никак, имидж самого разумного и суперэкологического объединения пострадает!
Но еще есть один момент, о котором почему-то принято стыдливо умалчивать. По старинной народной мудрости о шапке и воре наиболее озабочены проблемой экологии именно те, у кого с природоохраной не все в порядке.
А вот тут уже – шутки в сторону.
Полистаем румынские СМИ Румынии. Что увидим? Десятки туроператоров Европы заинтересованы в развитии бизнеса в дельте Дуная. В течение туристического сезона заповедные территории Дельты Дуная посещают более 100 тысяч туристов, то есть, население в заповеднике в летнее время как минимум удваивается. При этом контроля со стороны госструктур (по заявлениям самих румынских журналистов) нет, и турбизнес развивается стихийно. Мало того, в населенных пунктах на территории дельты Дуная практически отсутствуют инфраструктура туризма и элементарные социально-бытовые условия. По признанию опять-таки румынских СМИ, ни один населенный пункт в дельте не имеет системы канализации. Пансионаты на территории заповедника не оборудованы системами очистки сточных вод. В населенных пунктах отсутствуют условия для сбора, хранения и утилизации мусора и бытовых отходов. Как правило, отходы попадают в Дунай, не говоря уже о канализационных стоках. Вблизи населенных пунктов по всей дельте плавает мусор. Это общеизвестная проблема всего Тульчинского уезда, расположенного в дельте Дуная. В самом уездном центре - в городе Тульча - нет системы водоочистки. Канализационные стоки, а также стоки с промышленных предприятий сбрасываются в Дунай.
Для тех, кому этого мало, продолжим: другой источник загрязнения окружающей среды связан с судоходством - в румынских портах Тульча, Сулина, Махмудия, Исакча и других отсутствуют системы изъятия с судов бытовых отходов и сточных вод, которые соответственно сбрасываются в реку. По оценкам экспертов, в целом вопросы очистки сточных вод в Румынии стоят наиболее остро по сравнению с другими Дунайскими странами, именно поэтому Румыния вносит несравнимо большую долю загрязнения в воды Дуная. Но и этого Евросоюз не видит. Как и многочисленные радетели за экологическую недоторканисть дельты Дуная – но только применительно к Украине и ее ГСХ.
…Может, в этом природоохранном беспределе на собственной территории и кроется секрет наибольшей активности Румынии по теме экологический защиты природы дельты Дуная от человеческого воздействия? Уж Румыния-то знает, как человек может влиять на матушку-природу!
Но если следовать этой логике, то в самое ближайшее время Румыния должна активизировать свою борьбу с Украиной. Неважно, по какой теме и под каким соусом. Потому что если верить народной мудрости про вора и шапку, то – … Ну, все в курсе.
Так вот, недавно общественность Измаила обратила внимание, что соседнее государство активно «разводит» Евросоюз на деньги. В прямом смысле слова. Речь идет об альтернативных источниках энергии, которые стали темой одного из последних проектов Румынии. Речь шла о том, что соседнее государство планирует установить на территории Дунайского биорезервата, внесенном в реестр ЮНЕСКО, около ста ветропарков, или порядка двух тысяч ветрогенераторов с размахом лопастей с настоящее футбольное поле!
Альтернативные источники энергии – дело модное и перспективное. Но и биорезерват – не пятое колесо в телеге! А что касается Дунайского, то здесь «царем» считаются перелетные птицы (для которых Дунай – та же транзитная территория).
Так вот теперь кто скажет, что будет с птицами, на пути которых установлены те самые ветровики с мощными многометровыми металлическими лопастями? Вот-вот, эдакий паштет…
А вот теперь спрашивается вопрос: сообщала ли Румыния соседнему государству (то есть, нам, Украине) о своих намерениях построить ветропарки и кто проанализировал совместимость этих планов с заботой о природе?
Что, вы не слышали об этом? О том, что кто-то где-то что-то обсуждал и изучал? Нет? И я не слышала… Может, кто-то там что-то и пообсуждал – но тихо сам с собой.
И также самостоятельно принял решение о том, что ветропарки нужны.
Да и деньги Евросоюзу (ау, страж ты наш эколого-политический!) возвращать - в случае невыполнения проекта – Румынии, думается, тоже не хочется.
Так что Румыния-соседушка свои ветропарки построила. Тем, кто сомневается, предлагаем побывать в Измаиле в районе бывшего воинского кладбища, откуда открывается прекрасный вид на соседнее государство. И на ветряки…
…Так что настойчивость нашей соседки опять продемонстрирована в полной мере.
А что же Украина? Или ей тоже на птичек наплевать?
Может, у нас дипломаты работают по другой схеме (или в ином временном измерении)?
Может, там за рекой, все видится по-иному?
Может, нам не то, что ГСХ – нам и сам Дунай не нужен?
Потому как - судя по до беспредела замедленному реагированию Украины на каждое телодвижение наших соседей - все больше и больше думаешь: в нашей стране ни Измаил с его зеленым нарядом, ни его имидж Города славы русского оружия с остатками суворовской истории, ни сам ГСХ р. Дунай-Черное море никому не нужны.
Косвенно подтверждают эти непатриотические мысли публикации двух нардепов – Павла Унгуряна и Геннадия Задырко - по поводу катастрофической ситуации в украинском Придунавье. Публикации-то есть, а реакция на них? То-то и оно!
Юг Одесской области, вероятнее всего, видится «сверху» то ли как терра инкогнито, то ли как терра пофигито.
Разве что румынам украинская Бессарабия нужна. Хоть под ветряки…
…Да, а вы не в курсе, почему украинский ГСХ не по нраву Америке?
Нет, это не мания величия. Просто не очень понятно заявление представителя экономического отдела посольства США в Украине Мишель Дастин- ван Райн, сделанное во время ее посещения ОАО «УДП» еще летом 2003 года, то есть, «на заре» проекта восстановления судоходства в украинской части дельты Дуная. Тогда представитель посольства США со всей заокеанской прямотой заявила, что будет докладывать Конгрессу США об угрозе экологической катастрофы в Придунайском регионе вследствие запланированного строительства судоходного канала по территории ДБЗ, подчеркнув, что Соединенные Штаты в этой связи вынуждены будут оказать соответствующее давление на Президента Украины. На встрече с украинской стороной весной 2004 года второй заместитель Госсекретаря США Стивен Пайфер передал Памятную записку по вопросам, касающимся строительства украинского ГСХ. В документе, в частности, безапелляционно заявляется, что правительство США серьезно обеспокоено планами строительства судоходного канала через Дунайский биосферный заповедник, что данный маршрут является наихудшим вариантом развития ситуации для этой экосистемы, что правительство Украины должно действовать в соответствии с национальным законодательством и международными обязательствами, а также компенсировать неминуемый ущерб еще до начала строительства.
Румынские СМИ еще в 2004 году (начало строительства и экспериментальной эксплуатации украинского ГСХ) откровенно сообщали, что ЕС и США с самого начала были настроены против реализации Украиной своего проекта судового хода в дельте Дуная и всемерно поддерживали Румынию в противодействии украинскому проекту.
В Одессе в таких случаях говорят: не учите меня жизни. Но кто, кроме одесситов, слышит народную мудрость в одесских шуточках?
Если все же напрячься и попытаться подумать, то обеспокоенность США очень просто объясняют расположенные в Румынии американские военные базы и прямая заинтересованность мирового правоохранителя – поборника демократии в тотальном контроле над транспортным коридором из Европы в Черное море.
А вот заработавшее гирло Быстрое этот тотальный контроль ослабляет.
И в таком случае нервозность американских чиновников высшего ранга по поводу украинского ГСХ становится объяснимой.
Кроме того, именно наличие в этой игре США объясняет и безграничное пренебрежение Румынии к каким-бы то ни было международным нормам и требованиям: с такой «крышей» любой беспредел будет безнаказанным.
…Думается, что и ветропарки, установленные на территории Дунайского биосферного резервата на путях миграции птиц, останутся на месте. ЕС это профинансировал, США обеспечивает «недоторканисть».
И именно поэтому не отнять у нашей соседки-Румынии умения добиваться поставленной цели, причем, не ставить цели, а достигать их. Особенно, если они – во имя национальных интересов и для обеспечения независимости собственного государства.
А что же мы? Или опять – долго запрягаем? Так у нас утекает не только время, но и Дунай, экономические и политические преференции и, наконец, будущее благополучие самой державы.
 http://www.pn.mk.ua/articles/41223.html













Комментариев нет:

Отправить комментарий