понедельник, 2 сентября 2013 г.

Куриная слепота

Сегодня разговорилась с работником милиции о статистике преступлений. Если проще, то просила дать цифры краж из квартир и частных домов, чтобы оценить динамику: что было в прошлом году и как мы живем в нынешнем?
Как выяснилось, после вступления в силу нового Криминального кодекса что-то изменилось и в порядке ведения учета преступлений и правонарушений. И сразу получить цифры стало практически нереально.

Не знаю, как оно на самом деле, но жизнь показывает, что система меняется редко – чаще мы имеем дело со сменой вывески. Вот, к примеру, были политработники. Замполиты, помполиты – смысл их работы сводился к одному: формирование позиции, четко соответствующей политике партии. К чему приводил шаг вправо или влево? Да даже просто прыжок на месте не рассматривался как провокация!
Так вот именно это знание подсказывает, что учет таки ведется, потому как вряд ли отменили показатели работы.
Но сегодня вопрос в другом.
Тот же офицер милиции посетовал, что сегодня совершенно беззащитными остались люди, которых он образно называет бабушками с курами.
Объясню. В нашем городе нередко происходят кражи домашней птицы. Но опыт свидетельствует: украденных кур, как и угнанные велосипеды, не находят (или таки реально не ищут?). Сумма кражи невелика, толку от нее  - в плане показателе оперативно розыскной работы – почти нуль.
- Но если подумать, сколько стоит та курица в привязке к пенсии бабушки, что ту курицу она, когда зарежет, сможет есть пару недель, или продать – и обеспечить себя на вырученные деньги теми же лекарствами, то кража курицы уже смотрится по-другому, - говорил мне ветеран милиции. – В наши времена за это могли получить три года.
И рассказал, как судья – ныне покойный – присудил такому «куриному» вору три года. А осужденный слезно просил никому не говорить, что сел за кражу петуха:
- Тогда на зоне были свои правила, и каждый мог сказать, что у него на воле есть такая же бабушка или мать, для которой такая птица – больше, чем просто домашняя живность…
Не знаю, как оно на самом деле было, потому как у каждой профессии есть свои байки, и, возможно, история с петухом – почти фольклор.
Но факт остается фактом: кражи кур остаются таким же «балластом», как и кражи велосипедов. Или мобильных телефонов.
К слову, была одна история, причем, совсем недавно.
У моей родственницы на рынке вытащили из сумки телефон. Не самая дорогая модель, но ее подарили дети сразу же после свадьбы. Поэтому у мобилки была иная цена, постороннему человеку непонятная.
Потрясенная фактом кражи, пострадавшая пошла в милицию. Со мной. Может, мне показалось, но последний фактор сыграл свою роль – и заявление о краже приняли, а участковый опросил и составил кучу документов.
А последующие встречи проходили без моего присутствия. И у меня лично сложилось впечатление, что в милиции сделали все, чтобы создать максимум неудобств этими вызовами в отдел и пустопорожними вопросами о том, «а может вы сами потеряли телефон», «а когда вы им пользовались», «а была ли закрыта сумка», «а кто шел за вами и кто может подтвердить это»…
Вся эта волокита стала временем осмысления события, и, в конце концов, было написано заявление об отказе. Почему? Потому что веры в то, что телефон найдут, не было. Потому что надоело чувствовать себя теми, кто мешает милиции работать своими мелочами типа украденного телефона. А самое главное – пришла мысль, что даже если телефон найдут, то что с ним делать – с подарком детей, который лапали чужие грязные шкодливые ручонки?
От той истории остался противненький осадок. Тем более что как-то после этого встретила одного из тех, кто по роду своей работы должен был заниматься той самой кражей и кто знал о ходе разбирательства. Так вот он мне и сказал: мол, мы (они, правоохранители) были правы – «твоя родственница сама потеряла его где-то, а чтобы оправдать себя перед мужем, написала заявление в милицию о том, что его украли»… Бред.
Вот и получается, что кражи «мелочевки» сегодня никому неинтересны. Мало что профилактика – пустой звук, так и то, что составляет значительный объем правонарушений, сегодня неинтересно тем, кто по роду своей деятельности обязан заниматься предупреждением правонарушений и преступлений.
Так что бабушки и их куры остались беззащитны. И даже мнение общества по этому поводу трансформировалось от негодования до непонимания: мол, что куры – вон что в мире делается!
И такое отношение можно назвать куриной слепотой сознания, которой болеют вполне здоровые дяди и от которой страдают самые беззащитные граждане нашего общества. Наши старики, оставшиеся со своими проблемами, заботами, хворями, мыслями, грузом прожитых лет и незащищенностью сам на сам.

Комментариев нет:

Отправить комментарий