понедельник, 9 июля 2012 г.

О цветах и времени


И что самое удивительное, время бежит рывками!
Раньше - давным-давно, еще в прошлом столетии, – утро было огромным. В него вмещалось все: сам процесс пробуждения был сказочным. Особенно, когда будил папа. Он делал это редко – потому что, как и любой моряк, большую часть времени проводил в море.
А когда был дома, то нас, своих любимых дочек, как-то так будил, что мы успевали и сон досмотреть, и проснуться, и умыться медленно, и постель запихнуть в шкаф, и позавтракать, и медленно дойти до школы – и при этом не опоздать ни на секундочку!
Нет, мама тоже будила нас, но мы понимали, что если мама сказала: «Просыпаемся!» - то после этого упасть в постель «на минуточку» уже не надо.
Да… Так вот утро было длиннючим, и наполнено оно было не только утренними обычными заботами. По дороге в школу я умудрялась постучать по единственной в городе колонке (она стояла на ул. Ленина – почти на перекрестке со Старо-Килийской, и воду там брали жители ближних домов – если еще не смогли провести себе в дом водопровод). Быстро пробегала мимо собак, обязательно пробовала шелковицу, или жирдели (такая мелкая дикая абрикоска, которая росла чуть ли не у каждого дома, и прохожие не утруждали себя поднимать упавшие под ноги ароматные медово-сладкие с легкой горчинкой  бархатисто-краснобокие плоды), или еще что (это зависело от сезона). Или находила цветок сирени с «пятерочкой» (это полагалось съесть – и отличная оценка за контрольную или на экзамене была гарантирована). В общем, утро было большим, наполненным ароматами, и - как кажется теперь – почти неспешным.
А сейчас? Ясно дело, папа уже не будит. Как и мама – мы просто давно живем разными домами. И вот как только разъехались, утро стало короче, а дел больше. А еще исчезли колонка, и даже жирдели и сирени на улицах родного города явно стало меньше! Или я со своей скоростью передвижения перестала их замечать?
И цветы возле домов изменились. Правда, в последнее время все чаще стали появляться не заморские красавицы с чудаковатыми названиями, а знакомые до щекотания в горле скромная петунья, бархатцы-молодцы, франтоватые «майоры», безмятежно-яркий портулак, пестрая эхинацея, горделивые мальвы и непобедимая «ночная красавица». Как они пахнут! Как они украшают нашу пыльную суету! Как они стоят в этой жаре, которой – по сварливым заявлениям пессимистов – не бывало в этих краях никогда?
Мне иногда кажется, что время вернется к своим скоростям тогда, когда у домов будут массово высаживать эти знакомые с давних времен незамысловатые цветы, привыкшие ко всем причудам нашего степного края.
И вот рядом с ними и время приостанавливает свой бег, чтобы вдохнуть аромат Бессарабии, наполнить себя силой и стойкостью маленьких мужественных цветов, и так превратить нашу жизненную гонку в неспешную прогулку. Пусть она будет недолгой, эта остановка у благоухающей цветочной клумбы, – но как это наполняет силами и радостью!
А если разделить это счастье с близким человеком, то такое деление удивительным образом приумножает чувства. Сделаешь такую «аромо»-остановку – и потом опять старт, вперед, и нет преград, и нет усталости (или ты так себе придумала, что нет ни того, ни другого – по крайней мере, для тебя). А впереди – опять остановка, где благоухают цветы, и встреча, наполненная пониманием дорогого тебе человека и его умением видеть то же, что и ты.
…Время, конечно, бежит быстро. Потому как оно, как мне кажется, просто пытается догнать нас. И чтобы оно не запыхалось, надо периодически делать паузы.
Помните, как это было у паровозика  - из доброго старого мультика про забавный поезд из Ромашково, который, спеша по своей дороге, тоже внепланово останавливался, очарованный цветами?


Комментариев нет:

Отправить комментарий