пятница, 29 июля 2011 г.

Про посты и попы


Временами пытаюсь понять, как влияет род занятий на человека. 
Вот, например, учителя. Их дидактизм проявляется всюду. Они ко всем относятся как к потенциальным ученикам (но ведь говорят же – «век учись»?), в любой ситуации пытаются докопаться до самой сути, а потом еще и выводы сделать – и обязательно с закреплением материала. Ну, чтобы дошло лучше.
Или милиция. Умение оперативника «прикинуться валенком», чтобы вытянуть из тебя всю подноготную и не воспринимаются как что-то особенное – но лишь до тех пор, как ты не понимаешь, что идет «раскрутка».
Врач ставит диагнозы всем (разумеется, предварительные), повар по запаху готового блюда определит степень свежести мяса, из которого готовили фарш, к примеру, для голубцов. Водитель по шуму двигателя даст совет, кто из надежных мастеров приведет «сердце машины» в почти новое состояние.
Все это понятно. Потому как профессиональный опыт никуда не спрячешь.
Как и профдеформацию. Это когда, к примеру, травматолог уверен, что не травмированных людей нет. А о мыслях дерматовенеролога лучше и не говорить.
Но есть нечто, что объединяет людей всех профессий.
Это – изменения, которые происходят с человеком, который занимает пост. Даже не так – ЗАНИМАЕТ ПОСТ.

Вот, например, был у меня добрый знакомый, который - … Нет, не буду говорить. Он сейчас стал ну ооооооооочень большим человеком, и одновременно с карьерным ростом стала расти подозрительность. Не подсиживает ли кто? А не подставляет ли? И сразу же вокруг возникла эдакая аура из славословящего окружения, многоразово в сутки повторяющего о непревзойденной гениальности каждого принятого решения или родившейся в о, великой голове мысли. И сразу же вокруг этой «ауры» - зона отчуждения.
Поэтому говорить о том, КАК изменился этот  человек, не буду.
Есть еще один знакомый, который заняв пост среднего комсостава, вдруг принял позу молодого Муссолини и стал изображать всем своим видом неисчислимые тяготы великой ответственности за судьбы вверенного ему плебса. Усилия по созданию начальствующего вида оказались настолько трудоемкими, что времени на просто работу нет. Как и самих сил. Осталось лишь осознание своей весомости и значимости.
…Вот сейчас говорю, а память подкидывает впечатления о знакомстве с по-настоящему значимыми людьми. Самое сильное – от встречи с Патриархом Всея Руси Алексием Вторым. Потрясение от встречи с министром транспорта Кирпой. Президенты Украины, послы разных стран, волею судьбы попадавшие в наш городок. Нет, я понимаю, что никто из них и не запомнил лиц или имен журналистов заштатного городка в дельте Дуная. Но ощущения превосходства со стороны этих людей не было. Сила, мощь, энергия, магия имени – это было. Но оно не давило…
Я вот к чему все это?
Появился в числе руководителей среднего звена молодой энергичный человек, который – став начальником – вдруг решил показать, что он – власть. В смысле, имеет все права на проявление своих личных чувств по отношению к журналисту. На выдвижение требований – мол, а дать-подать мне вашу статейку на вычитку до публикации, а то я вам больше ничо не дам! Что? Фото вам? А не хочу-не буду. И это – моя личная позиция. Что? Интервью? А не хочу. И согласия моего вам не видать. А вот так мне нравится! Почему? А не люблю я вас (ой, как я прям расстроилась… и как жить-то дальше без его-то начальственной любви?)
Поубивавшись от горя из-за нелюбви ко мне и к моим коллегам по цеху, побоявшись наткнуться на чиновничий отказ в предоставлении информации, испугавшись гнева начальников, вот решила понять: что меняет людей, севших в кресло? Может, в месте, которое садится туда, что-то зажимается? Ведь говорят же про детей, которые понимают лишь тогда, когда убеждения родителей не доходят, а вот «витамин р» (в просторечии ремень воспитательный) дает моментальный эффект: если не входит через голову, то войдет через п..пу. Вот, видимо, и в случае с креслом начальника что-то замыкает. Н скажу, что у всех – в каждом правиле есть исключения. Но они-то и подтверждают правильность правила.
…А в качестве примера открытости власти приведу выдержку из диалога с управделами исполкома Романом Первушиным, который возглавил группу по проверке финансово-хозяйственной деятельности коммунального предприятия «Юниор-2». На вопрос, каков сегодняшний статус руководителя предприятия «Юниор» (оно было реорганизовано в «Юниор-2»), прозвучало:
«- Я не знаю просто статуса. Я всего лишь организовывал работу комиссии, чтобы мы выехали на место… Городской голова может ответить на это вопрос.
- А много людей работает\числится в этом предприятии?
Р.П.
- Штатное расписание нам не было предоставлено.
- Но ведь это коммунальное предприятие (или учреждение). Кому оно подотчетно?
Р.П.
- Управлению экономики.
- Но управление экономики отправило к Первушину.
Р.П.
- Это правильно, потому что я – председатель комиссии.
- То есть, предприятие подотчетно управлению экономики, и информация о нем должна быть там – потому как есть какие-то отчеты, как-то ведь они работают? Чем они занимаются - эти четыре человека?
Р.П.
- Вот вчера приходили узнавать, чем занимаются четыре человека. Которые получают 224 гривны. В месяц.
- Все вместе? Или каждый по очереди?
Р.П.
- Нет, средняя заработная плата.
- А максимальная есть?
Р.П.
- Боюсь, что это постоянная. Мы пришли узнать, что там происходит. Видимо, я был для солидности. Для организации работы. Вот и все».
…Очень информативно и солидно. Не правда ли?
К слову, до того, как Р. П. стал управделами, он был таки да журналистом.


2 комментария:

  1. содержательный разговор получился )))

    ОтветитьУдалить
  2. Срок наслаждения властью у наших чиновников неизменно стремится к сроку нахождения у власти. А цель нахождения у власти - сохранение власти.

    ОтветитьУдалить