вторник, 25 января 2011 г.

Холодом повеяло…

Мы только успели вздохнуть после новогодних празднеств, а тут погода нам опять напомнила, что за окном – самая настоящая зима. Снег меньше, чем за сутки, укрыл все так, как это было лишь в детстве на картинках, и если бы не проза рабочих будней, то впору сесть у камина и слушать сказки, вспоминая бабушкин голос.
 Что, слишком много лирики?
Ну, так очень не хочется вспоминать, что тарифы выросли, гречка подорожала, творог уже стоит 38 гривен, сало старая знакомая продала мне (спала я, что ли?) по 25 гривен, а автобусы стали плохо ходить, потому что цены на топливо растут, и нынешний тариф перевозчикам никак не интересен (они тоже хотят есть и свои семьи кормить).
В субботу, возвращаясь домой на такси, спросила: «У вас новые тарифы уже вступили в силу?». А большой и красивый мужчина вдруг смутился: «Да не знаю… У нас говорят об этом, но официально еще не было указания…» Из этого следует лишь то, что теперь в гости ходим или «по-быстрячку», или с ночевкой, поскольку в наш непрестижный микрорайон в ночное время суток – или пешком, или на такси. Пешком – долго (уже пробовала – в середине девяностых, когда транспорт вообще куда-то исчез).
В последнее время вдруг поймала себя на том, что политических анекдотов стало меньше. Еще лет десять назад каждый день был новый – еще не «раскатанный»  - анекдот.
Почему сегодня политика не вызывает смеха? Да уж обхохотались… Спасибо «Вечернему кварталу» - он сохраняет способность шутить на политические темы.
Но в основной своей массе люди устали. От политических дискуссий о том, кто быстрее приведет страну к вселенскому счастью под неопределенным названием – то ли коммунизм, то ли капитализм, но оба – с человеческим лицом (а до этого – не или вообще другая часть тела?). Что-то такое мы уже построили, но полученное лицом назвать сложно (уж очень смахивает на шутку про «Запорожец»: чем думали, туда и двигатель поставили)…
Потому что я не могу объяснить ничем, почему мы продолжаем цены называет в у.е., а вот зарплату получаем в грн.? В принципе, если бы мы получали то же, что и сегодня, но в другой валюте, то было бы как-то понятно, что там такое нарисовано на ценниках и в счетах.
Пока же очень трудно с пониманием. Вот говорят, что правительство заботится о нас, о народе. Может, и так. Но тогда, как мне кажется, я – не народ? Потому как забота не ощущается. Ну никак!
Очередное фактические снижение зарплаты – это не забота. Нищету местных бюджетов тоже к ней не отнести. Грунтовая дорога, по которой уже не первое десятилетие я иду на маршрутку, чтобы доехать в центр города и попасть на работу, ни разу за это время не видела даже грейдирования. Спасибо, есть наружное освещение (но это спасибо не взагали всем, а конкретному человеку). И именно свет фонарей помогает не утонуть в осенней грязи. Как зимой? Ну.. Тает же ведь периодически! Да и мы, как правило, ждем весны.
…Так что хорошо, что снег выпал. Он скрыл все – и лужи, и ямы.
Не все этому рады – вчера водители ругались: снег идет, а его никто не убирает. И поэтому спрятаны по белым покровом многочисленные открытые люки (опять новый «нелегал-металлоломщик» заработал? А милиция его все никак найти не может? Потому как закон не позволяет ей войти во двор без разрешения хозяев? Да не смешите мои тапочки…).
Видно, коммунальщикам тоже несладко. Но тут уж ничего не поделаешь!
Снег дал и тему, которая у власть имущих не вызывает опасений. Мол, тут нет второго или третьего смысла, нет необходимости аккредитовать журналиста, решившего написать о снегопаде.
А ведь аккредитация – не отмашка на старте.
Не она дает право писать о том, что происходит в мире или любимом городе, а ее отсутствие отнюдь не означает, что не аккредитованный властью журналист обрыдается и будет выпрашивать у сильных мира сего разрешение получить информацию хоть о чем-то.
По сути своей журналист – как снег: он без чьего-либо указания решает, что именно сегодня станет объектом его пристального внимания. Он кожей должен чувствовать, к чему прикован общественный интерес. 
И это чувство никак не связано с милостию власти или плохо скрываемым ею недовольством.


Комментариев нет:

Отправить комментарий