среда, 21 апреля 2010 г.

Дунаечка жить помогает!

Рыба ищет, где глубже
Не знаю почему, но народ поговаривает, что дунайской селедки стало меньше. И связано это с работами на Быстром и судоходством по этому гирлу, спросил газету измаильчанин Александр Борисов.
 
Мне посчастливилось переадресовать вопрос специалисту в этой области - жителю Вилково Василию Прокопенко - депутату Вилковского горсовета, председателю постоянной комиссии по промышленности, транспорта и связи. И вот что он рассказал:
- О влиянии дунайского судоходства на экологию и промысел дунайской сельди можно сказать коротко народной мудростью - рыба ищет, где глубже. А можно попытаться объяснить, почему восстановление сквозного судоходства в украинской части Дунайской дельты по гирлу Быстрое не помешает, а лишь способствует ведению рыболовного промысла, которое является в нашем крае традиционным занятием местных жителей.
Весна на Дунай приходит в виде дунайской сельди - с первых дней марта начинается нерестовый ход "дунайки". С этого момента в Вилково оживает все: и рыбаки, и предприниматели, и власти - словом, все жители и многочисленные гости города.
Факт
Дунайку знали и в Париже, и в Стамбуле, и в Вене!
Слава дунайской сельди - исторически давняя и географически широкая. В свое время об этом чуде природы вспоминал Александр Пушкин в своей бессарабской ссылке, граф Лев Толстой пробовал её в своём имении "Ясная поляна", нобелевский лауреат Иван Бунин заказывал её в парижских кафе. Вилковские купцы в XIX веке доставляли сельдь на рынки Стамбула, Вены, во все центральные губернии России, в советское время официальные поставки сельди широко шли на Москву, Киев и другие столицы республик Союза.
Экскурс в историю и биологию
Исторически освоение дельты Дуная человеком было сопряжено с двумя видами хозяйственной деятельности - судоходством и рыболовством.
Королевой дунайского рыболовства, несомненно, была и остается дунайская сельдь - и по качеству добычи, и по её количеству. Учитывая, что король дунайского рыболовства (осетр) и его родственники (белуга и севрюга) в последние десятилетия сильно утратили свои позиции, значение дунайской сельди ещё больше увеличивается.
Напомним, как некоторые моменты экологии этого ценного рыбопромыслового объекта, так и факторы, влияющие на биологию и промысел дунайской сельди в современных условиях дельты Дуная (в том числе, и при развитии дунайского судоходства в украинской части дельты Дуная в ходе реализации проекта ГСХ Дунай-Черное море).
Дунайская сельдь как ценный объект промысла и первоклассный пищевой продукт привлекала внимание исследователей - русских (Гримм, Толстой), румынских (Антипа, Борча, Попович), украинских (Владимиров, Павлов, Ляшенко и др.) учёных. В последние годы эти вопросы изучают учёные Института зоологии НАН Украины, ЮгНИИРО, Дунайского заповедника.
Биологически дунайская сельдь носит название черноморско-азовской и состоит из двух жизненных форм - дунайская проходная сельдь ("дунайка") и морская непроходная сельдь ("морячка").
Дунайская проходная сельдь представляет собой упитанную, жирную сельдь размером до 45см (самки всегда больше самцов) и средним весом 250-300 гр. (бывают более 500 гр.), которая для размножения заходит в Дунай. Эта рыба имеет светлую серо-сине-зелёную окраску головы и спины, серебристые бока с едва заметным бледно-фиолетовым и бледно-зелёным оттенком. Изредка наблюдаются сельди с темноокрашенной головой и спиной. Различная окраска дунайской сельди, по мнению исследователей, свидетельствует о том, что каждая из групп продолжительное время своей морской жизни (в период нагула) остается зависимой от мест обитания. Светлоокрашенные сельди значительную часть времени проводят в прибрежной зоне моря, где подвергаются влиянию мутной дунайской воды, темноокрашенные - в открытом море, вдали от дунайского взморья. Однако попадая в предустьевое пространство Дуная, где прозрачность воды падает, темноокрашенные сельди начинают терять окраску, светлеть, в самом Дунае у некоторых из них темная окраска остается только в виде отдельных пятен, которые в дальнейшем исчезают. Так, у отнерестивших сельдей темной окраски не наблюдается.
"Морячка" отличается от дунайской проходной меньшими размерами, малой упитанностью, малой жирностью, в самом Дунае не встречается, в промысле играет незначительную роль.
Считается, что в границах Черного и Азовского морей популяция черноморско-азовской сельди состоит из нескольких крупных групп (стад), которые свой взрослый (нагульный) период жизни проводят в морских районах устьевых областей нерестовых для них рек - Дуная, Днепра, Дона.
В целом, морская часть жизни дунайской сельди изучена недостаточно. По образу питания взрослая дунайская сельдь является типичным хищником: главной пищей для неё являются рыбы и ракообразные. В весенний период в питании взрослых сельдей преобладают ракообразные - креветки, гебии, макропсис, летом и осенью ведущую роль в питании занимают рыбы - хамса, тюлька, бычки, атерина, мальки других рыб, в опресненных зонах сельдь поедает также крупных личинок насекомых (поденок), а также морских червей (нереид).
Из-за дисперсного (рассеянного) морского распределения сельдевых стад в открытом море промысел её не ведётся. О прямом влиянии судоходства на состояние популяции сельдей в открытом море говорить трудно. Естественно, что на её состояние влияет общая экологическая обстановка на Чёрном море, которая действует на сельдь как прямо (увеличение концентраций загрязняющих веществ), так и посредственно (через состояние кормовой базы). В целом, вероятно из-за своей достаточной экологической пластичности (прежде всего, широкого спектра питания), морская часть жизни дунайской сельди остаётся в наше время сравнительно благополучной. Основные опасности подстерегают сельдь в устьевых районах и в реках, куда она устремляется на нерест.
80 % уловов составляют трёхгодичные особи.
К Дунаю сельдь подходит нагулявшаяся, с накопленными жировыми отложениями, которые служат ей резервом (топливом) для поддержания энергии во время хода к местам нереста и дозревания половых продуктов. А путь предстоит нелёгкий: против мощного дунайского течения без питания дунайская сельдь преодолевает 400-600 км. Естественно, что по мере продвижения вверх по реке сельдь худеет.
В течение февраля стада дунайской сельди с открытых юго-западных районов моря подходят к авандельте Дуная, собираясь на расстоянии 20-25 миль от устьев дунайских гирл.
Ход начинается при благополучных ветрах и повышении температуры воды до 5-6 градусов тепла.
Предполагается, что стада дунайской сельди перед заходом в реку распределяются в море веерообразно вокруг всей дельты, и количество входящей сельди зависит от мощности потока и массы сбрасываемой в море дунайской воды. Дунайский речной поток, впадая в море, резко изменяет свой гидродинамический режим - скорость течения падает, речные струи рассекаются веерообразно по мелководьям авандельты. В самом море большинство гирл (особенно мощных) образуют подводные русла - так называемые стоковые течения. Эти течения (их сила и направленность) играют большую роль для захода проходных видов рыб в дельту. Так, проходная сельдь и осетровые, ориентируясь на эти течения, заходят, как правило, только в мощные рукава дельты.
 
Как известно, вход с моря в каждое устье дунайских гирл преграждается подводной отмелью - баром, который удален в море на расстояние 2-5 км от переднего края дельты. Глубины на баре колеблются от 0,5 м до 1.5 м, дно моря в баровой части имеет сложный рельеф. Зона бара, преграждая в виде рифа вход в дельту Дуная, оказывает влияние на жизнь рыб и их поведение в зоне морского края дельты. И, конечно же, баровая зона является существенным препятствием для дунайского судоходства в соединении "река - море".
Между передним краем дельты и баром на взморье образуется сравнительно затишная зона: во время штормов основные волны затихают (разбиваются) на мелководьях бара. В этой зоне затишья образуются благоприятные условия для жизни многих видов рыб. С другой стороны, во время сильных ветров (штормов) из-за разрушительного действия волнения зона бара является естественной преградой для мигрирующих в Дунай проходимых видов рыб - в основном, дунайской сельди и осетровых.
Таким образом, на этой преднерестовой стадии жизненные интересы дунайской сельди объективно совпадают с интересами дунайского судоходства, а именно: устранение (или уменьшение) барового препятствия перед входом в главные устья Дуная увеличивают глубины на баре (что положительно для судоходства) и увеличивают стоковые течения, уменьшая "рифовый" эффект бара при входе в устье (что положительно для проходных видов рыб, идущих на нерест в Дунай).
Работы по устройству судоходных прорезей на барах проводились на Дунае в течение уже более 150 лет - на баре Сулинского рукава, рукава Полуночное, Потапово, Прорва, а сейчас - на баре гирла Быстрое.
Они полностью подтверждают: уловы сельди больше там, где больше глубины на барах.
При этом количество судопроходов не влияет на миграцию проходной сельди и осетровых.
Так, при интенсивном судоходстве по морскому каналу Прорва в 70-е годы прошлого столетия (более 10 тысяч судопроходов в год, количество суточных судозаходов достигало 40) гирло Прорва было самым интенсивным рыбопромысловым участком по вылову сельди и осетровых. Примерная картина наблюдалась после вскрытия бара гирла Быстрое в 2004 г. (начало работы ГСХ "Дунай-Черное море"): интенсивность лова сельди на Быстром в сезон 2005-2006 годов превышала аналогичные показатели по всем другим руслам (Большое, Потапово, Прорва).
Устройство судоходных прорезей на барах связано с созданием локальных зон повышенной мутности воды (в точках работы земснарядов и на точках дампинга - местах сброса изъятых грунтов бара на морское дно). Многолетняя практика таких гидротехнических работ на Сулинском морском канале, морском канале Прорва (на каждом из них в год изымалось несколько миллионов кубометров грунтов) убедительно свидетельствует, что фактор локальной повышенной мутности воды не сказывается на общем состоянии мигрирующей в Дунай сельди.
Более того, отдельные исследователи (Павлов) указывают, что при незначительной мутности были и незначительные уловы, и они (уловы сельди) увеличиваются с увеличением мутности воды.
А в целом влияние мутности воды на ход сельди перекрывается влиянием других факторов.
Начало нерестового хода дунайской сельди приурочено к началу-середине марта, окончание хода - к концу июня, иногда ход затягивается до конца июля-начала августа. Общий срок нерестовой миграции составляет 140-150 суток, промысловый срок - в среднем, 90 суток.
Нерестовый ход начинают крупные сельди, затем размеры сельдей уменьшаются, замыкают ход мелкие рыбы. Линейные размеры ходовой сельди колеблются в пределах 18-35 см, вес может колебаться от 60 г до 580 г (при среднем 288 г).
Ход сельди происходит круглосуточно и волнообразно, с двумя пиками численности - в полдень и полночь (дневной ход - с рассвета до 16 часов - составляет 70 % суточной интенсивности). Исследования показывают, что сельдь входит в Дунай не сплошной вереницей, а отдельными группами и разными глубинными горизонтами - от 0,5 м. до 3 м и ниже. На путях миграции сельдь не всегда придерживается прямолинейного движения: она может менять направление и по вертикали и по горизонтали.
Практика уловов сельди показывает, что к местам нереста она движется по всей ширине реки и рукавов, не заходя, однако ни в какие придаточные водоёмы. Природная ширина Дуная и его главных русел (100 - 900м), а также ширина дунайских судоходных фарватеров (60-120м) не дают оснований говорить о прямом отрицательном влиянии движения судов на миграционное движение сельди.
Главным фактором влияния на мигрирующую сельдь является её промысел, который ведётся в Дунае от моря до мест нереста, и от начала нерестового хода до его окончания (март-июнь).
Основным орудием лова дунайской сельди являются плавные порежовые (трехстенные) сети с ячейкой в 28-32 мм. Длина сети - 30 м, высота - 2 и более метров. С высотой сети в последние годы связаны проблемы: поскольку действующие правила рыболовства на Дунае не оговаривают строго величину высоты сельдевой сети, недобросовестные рыбаки сильно её увеличивают, повышают уловность сетей, а следовательно, подрывая численность нерестового стада сельди.
Традиционная (действующая исстари) техника лова дунайской сельди заключается  в том, что на определённых участках реки, длиной 1000-2000 м на так называемых сельдевыми тонях, с плывущей по течению рыбацкой лодки выметывается сетный порядок, состоящий из двух - четырёх (до десяти) сеток - в зависимости от ширины участка. Вместе с пригруженным сетным порядком (один конец которого плывёт свободно, а второй закреплён на лодке) ловцы, удерживая лодку по течению, плывут навстречу сельди, входящей в Дунай, до конца тони, где и выбирают сети. Плавные сети процеживают толщу воды только в размерах своей площади, которая значительно меньше площади сечения реки (или рукава) - т. е. сельдь имеет возможность обойти данную сеть как по горизонтали так и по вертикали. Такой способ лова приводит к тому, что очередной сетный порядок, плывущий на расстоянии 0.5 - 1 км от первого, тоже оказывается с уловами сельди.
Этот щадящий режим лова дунайской сельди (который применяется повсеместно в дельте и на Нижнем Дунае) способствует (наряду с другими чисто биологическими факторами) устойчивому состоянию популяции дунайского сельдевого стада на протяжении сотен лет. Так, статистические данные с 1887 года показывают, что среднегодовой улов сельди в районе Вилково в 1887-1916 годах составлял 328 тонн рыбы в год, в период 1917-1941 годах - 306 т/год, в 1945 г.-74 тонны, в 1990 г.- 354, в 1991-2006г.г. - 210 тонн сельди в год. Необходимо отметить, что официальная статистика 1991-2006г. г не отражает реального состояния вылова (он в значительной степени утаивается), т.е. фактически уловы сельди в последние годы упали незначительно.
В целом величина уловов сельди варьирует в широких пределах - от 10т в 1948 году до 1200 т 1200т в 1975г.
Итак, в общем, за 120 лет среднегодовой улов дунайской сельди в районе Вилково составил 300т. За эти же годы дунайское судоходство на этом участке пережило разные периоды - от интенсивного судоходства по Быстрому в 50-е годы (до 4 тысяч судопроходов в год) и Прорве 70-х годов (более 10 тысяч судопроходов в год) до единичных судопроходов в 90-е годы по соединительному каналу Усть-Дунайска. То есть,  прямой связи (а тем более отрицательной) между объемами промысла дунайской сельди и интенсивностью судоходства в этом районе не прослеживается.
Промысел сельди на украинском участке сосредоточен в крупных гирлах Килийского рукава, при этом наиболее уловистыми из них считаются низовья дунайских гирл, где сельдевые тони начинаются неподалёку от впадения того или иного гирла в море и заканчиваются уже в самом море. К таким гирлам относятся Старостамбульское (Большое), Быстрое, Полудённое, Потапово, Прорва. Лов сельди проводится также в самом Килийском рукаве - от Вилково до Килии и частично до Измаила. При этом промысловое значение участков уменьшается по мере отдаления от моря. Наиболее ценным рыбопромысловым участком являются низовья Старостамбульского гирла (до 40-50% уловов), далее следует Прорва - Очаковское (до 20% уловов) и гирло Быстрое (до 18 % уловов). С развитием судоходства по Быстрому (образованиями судоходной прорези на его баре) рыбопромысловое значение этого рукава возрастает, в то время как по Прорве падает (из-за отсутствия проходных глубин). Оборудование судоходного пути по Быстрому, Старостамбульскому и далее по Килийскому рукаву Дуная плавучей навигационной обстановкой (буями) в серьезной степени не оказывает отрицательного влияния на рыбный промысел. Случаи навала сетных порядков на речные буи являются единичными. Помимо того, что украинский судовой ход проходит только по одному из нескольких крупных гирл Килийской дельты, ширина фарватера (обозначенная буями) значительно меньше природной ширины русла, т. е. наличие СНО на отдельном участке сельдевого промысла (гирла Быстрое) не является системной проблемой и не влияет в целом на рыбный промысел в дельте.
Пройдя дунайскую дельту, миграционные косяки сельди двигаются выше - нерест дунайки происходит на Нижнем Дунае между 500 и 600 км Дуная (район болгаро-румынской границы: города Руссе, Сомовит, Джурджу). Иногда нижняя граница нерестового участка опускается до 200 км (румынский участок Дуная между городами Чернаводе и Брэила).
Чаще всего нерест происходит в последнюю декаду апреля-начале мая, когда речная вода прогревается до 14-25 ?С. В момент нереста сельди удерживаются на поверхности вода, делают круговые движения, слышно всплески и при одновременном нересте многих особей вода буквально "закипает" по всей ширине реки. Интенсивней всего нерест происходит на рассвете и на середине реки, где скорость течения достигает 1,5 метра в секунду. Сельдь икру выметывает порционно, как правило, троекратно, она (икра) пелагическая, т.е. тут же подхватывается и уносится течением реки, заполняя при этом всю водную толщу от поверхности до дна реки. Дунайская сельдь очень плодовита - в зависимости от размеров и веса самки (исследованы экземпляры от 20.8 см до 42 см и весом от 115 г до 993 г) количество икры колеблется в переделах от 33,8 тыс. до 289,4 тыс. икринок. Установлено, что количество икринок, продуцируемое самками сельди, находится в прямой зависимости от их размеров и составляет в среднем 355 икринок на 1 грамм веса тела самки. Икра дунайской сельди очень мелкая - в 1 г насчитывается, в среднем, 5986 икринок диаметром от 0,2 мм до 1,2 мм.
С появлением икринок сельди в реке начинается речная (самая ответственная!) часть жизни дунайской сельди. Во время дрейфа икринок сельдевые эмбрионы начинают свое развитие и при температуре воды 19-20? С приблизительно через двое суток выклёвываются личинки. Благодаря особенности биологии сельди - пелагической икре - крупномасштабные сокращения пойменных дунайских нерестилищ, которые произошли на Нижнем Дунае в послевоенное время, на воспроизводство и численность сельди повлияли незначительно.
Икра сельди и её личинки пассивно скатываются по течению со средней скоростью около 80 км в сутки. Катятся они в поверхностном (до полутора-двух метров) слое воды, при этом в метровом слое воды дрейфуют 90% личинок. Глубже личинки сельди встречаются единично. При этом степень прозрачности воды обусловливают распределение личинок в её толще: повышенная мутность удерживает личинок ближе к поверхности до полуметра, более чистая вода позволяет держаться на уровне до полутора метров.
Личинки сельди (в отличие от других видов рыб) - абсолютно прозрачные, продолговатой формы, длиной 10-14 мм. При наличия пищи личинки начинают питаться в реке - во время ската, основное время которого - третья декада мая-первая декада июня. Иногда за эти 20 дней проходит до 90% всех личинок, при этом общая продолжительность ската молоди сельди в низовья Дуная может доходить до 4-х месяцев. По времени суток наиболее массовый скат происходит в утренние, дневные и вечерние часы. Среднемноголетний скат молоди на украинском участке составляет 200-250 миллионов экземпляров. Исследователи указывают, что, в среднем, только 2-3 особи из 1000 личинок доживают до взрослого состояния и возвращаются в Дунай. Остальные гибнут от различных неблагоприятных условий - волнобоя, болезней, будучи съедены хищниками.
Последние исследования румынских ихтиологов показали, что в связи с гидрологическими особенностями нижнего участка Дуная (от Рени до мыса Измаильский Чатал) скат личинок сельди происходит по фарватеру реки и под правым (румынским) берегом. Под левым (украинским) берегом скатывается относительно небольшая часть общей численности личинок.
Анализ ската молоди сельди в районе мыса Измаильский Чатал, где Дунай разделяется на Килийское и Тульчинское (который, в свою очередь, через 18 км разделятся на Сулинское и Георгиевское) гирла показывает, что по более многоводному Килийскому гирлу, по которому в настоящее время проходит около 60 % всего стока Дуная, скатывается в среднем лишь 20-40% общего количества личинок сельди, и по менее водному Тульчинскому (~40 % стока) - 60-80 % личинок.
Ниже по течению Тульчинского гирла, при его разделении на Сулинское и Георгиевское, большая часть личинок скатывается по правому - Георгиевскому гирлу. В Килийском рукаве при его разветвлении около Вилково на Очаковское и Старостамбульское больше личинок скатывается также по правому - Старостамбульскому гирлу. В свою очередь, при разделении Старостамбульского гирла на Быстрое и Большое большая часть личинок сносится по гирлу Большому (Бушуев, 2005г).
Согласно теории хоуминга, большинство мигрирующих производителей проходных видов рыб возвращаются на нерест к местам своего рождения тем же путем (рекой, гирлом реки), по которому происходил их скат в море в виде личинки (Новодару, 2004г). Этим объясняется  наибольшие удельные величины уловов дунайской сельди в масштабах всего Дуная именно в Георгиевском гирле, а в масштабах Килийской дельты - в Большом. Напомним, что средний многолетний улов на украинской части дельты составляет 280-300 тонн в год, а на румынской части - 575 тонн в год. Из этого следует, что большая часть молоди сельди скатывается по румынским гирлам, а их концентрации в этих гирлах (учитывая их меньшую водность) в несколько раз выше, чем в гирлах Килийской дельты. Пропорционально, количество личинок сельди, скатывающихся по гирлу Быстрое, значительно меньше, чем по Сулинскому и Георгиевскому гирлах. А следовательно, дноуглубительные работы, производимые на баре гирла Быстрого при прочих равных условиях, оказывают намного меньшее негативное влияние на воспроизводство дунайской сельди, чем дноуглубительные работы в Сулинском и Георгиевском гирлах Дуная.
Большинство скатившихся личинок попадают в опресненные участки моря и водоёмы авандельты, где и происходит их дальнейшее развитие. Некоторая часть их задерживается в реке и заходит (заносятся) в придунайские озёра и лиманы, в т.ч. в Сасык.
Отнерестившиеся, полностью истощённые взрослые особи (обычно трехлетнего возраста) почти пассивно скатываются с мест нереста в море. Они под местным названием "выбояки" иногда попадают в рыбацкие сети, но промысловой ценности не представляет, большая часть "выбояк" погибает, однако не все. Дойдя до моря, они начинают интенсивно питаться, чтобы через год зайти на нерест снова. Четырехлетние особи послу нереста практически гибнут все, и лишь единичные особи заходят на нерест в Дунай в возрасте 5-6 лет. Более старшей сельди практически не случается.
Исследователи отмечают, что занос личинок в придаточные водоёмы Дуная (главным образом в озера) происходит с неодинаковой интенсивностью и зависит, главным образом, от гидрологических особенностей года. При благоприятных условиях питания личинки в придунайских водоёмах растут значительно быстрее своих морских сверстников, однако при невозможности осеннего выхода из этих водоёмов огромные количества сельдевой молоди обречено на гибель во время зимовок или же в осенний отлов под видом тюльки. В отдельные годы гибель мальков в придаточных водоёмах (особенно, на румынской части дельты) достигает массовых размеров.
Скатившись из Дуная в предустьевую зону моря, молодь дунайской сельди (в виде личинок разных степеней развития и мальков) распространяется в прибрежной зоне моря и водоёмах авандельты (кутах). При этом распространение личинок сельди в море ограничивается узкой прибрежной опресненной зоной моря (до 3-4 км шириной) и кутами переднего края дельты, поскольку только здесь обитают основные объекты их питания - планктонные ракообразные (копепода, кладоцера, коловратки) и водоросли. Кормовой фактор является главным для жизни молоди сельди в авандельте. А в количестве кормовых организмов для личинок в авандельте в большой мере зависит от степени опреснения авандельты: чем больше сток Дуная в период нагула личинок, тем больше имеется корма для них и тем больше их выживаемость.
Другими факторами, влияющими на молодь сельди, является величина мутности воды (чем больше мутность, тем меньше корма для личинок), сила ветра (сильное волнение воды убивает личинок), хищники и другие.
Для сохранения и увеличения молоди дунайской сельди отечественные учёные и ихтиологи в качестве практических мер рекомендовали проводить рыбохозяйственную мелиорацию кутов авандельты (расчистку от высшей водной растительности, улучшения водообмена), а также постоянную расчистку и углубление маловодных дельтовых рукавов (Лимба, Восточное, Полуденное, Потапово и других), что будет способствовать опреснению больших участков авандельты и улучшит условия нагула молоди сельди (Владимиров, Бугай и др.).
В этой связи проведение дноуглубительных работ на баре рукава Быстрый, несомненно, играет положительную роль для молоди сельди - зона опреснения, прилегающая к устью Быстрое участка моря, после создания судоходной прорези возрастает, что способствует развитию здесь благоприятных условий для нагула сельдевых личинок и мальков.
Незначительное увеличение мутности при работе земснаряда в самом канале носит точечный характер - исследования показывают, что уже на расстоянии 20-50 м от работающего земснаряда мутность воды не отличается от природных, фоновых значений. О влиянии мутности на мальков сельди в районе сброса грунтов (в точке дампинга), говорить тоже не приходится, поскольку зона дампинга находится в море на расстоянии 8 км от переднего края дельты. Мальки сельди же не встречаются далее 4-5 км от берега, т.е. дампинг (с его радиусом в 1 милю) не влияет на жизненный цикл развития мальков сельди.
Даже работающий земснаряд - многочерпаковый морской типа "Скадовск" или землесос типа "Прорвин", подымая грунт с глубины 5-6 м на баре Быстрого (на этой глубине работает рабочий орган земснаряда), не могут значительно (тем более, "колоссально" - как пишут противники ГСХ) повлиять на скат и нагул молоди сельди, т.к., во-первых, этот скат идёт практически в поверхностном слое воды (до 1 м), во вторых, площадь бара, занятая работающим земснарядом (на которой он гипотетически влияет на молодь сельди), составляет ничтожную долю процента от общей площади нагула молоди, которая в переделах 5 км прибрежной зоны украинской дельты Дуная составляет 16250 га.
Критики проекта ГСХ Дунай-море по Быстрому (в т.ч., зарубежные) указывают на возможную отрицательную роль для жизни проходных дунайских рыб, (сельди и осетровых) сооружаемой на морском подходном канале защитной дамбы. Якобы эта дамба станет преградой на путях миграции рыб в дельту. На самом деле защитная дамба предназначена для уменьшения заносимости судоходной прорези на баре Быстрого, в том числе, путем сжимания потока воды с Быстрого, что, в свою очередь, увеличивает стоковое течение этого гирла в море, а этот фактор является положительным для идущих на нерест с моря косяков сельди.
Во-вторых, дамба располагается параллельно потоку и, следовательно, никак не может являться барьером для мигрирующих по потоку рыбам. Более того, геометрия дамбы такова, что в своей приречной части она отходит от оси канала на расстоянии до 400 м, образуя значительную по площади и защищенную от северо-восточных ветров "затишную" зону пресной воды - идеальную акваторию для нагула молоди сельди. И в третьих - сама каменная дамба, (даже в существующей её части) стала природным субстратом, местом обитания и размножения для многих видов водных животных - начиная от сообществ обрастания (перифитон), ракообразных (крабы) до морских видов рыб (катран, камбала), которые не обитали ранее здесь на песчаных субстратах. Таким образом, дамба становится фактором увеличения биологического разнообразия дельты - в т.ч., экосистем Дунайского биосферного заповедника.
Тем не менее, несомненно, что в период ступенчатого запрета на лов сельди, а также в период пика ската молоди сельди дноуглубительные работы (как и другие гидротехнические работы) одновременно и по площади всей дунайской дельты и её морского края необходимо сокращать, регулировать по времени суток, а то и одновременно на румынской и украинской сторонах на несколько суток останавливать. А для этого необходим отлаженный по всей территории дельты Дуная специализированный мониторинг за ходом дунайской сельди и последующим скатом её молоди. Усилий только одной (украинской) стороны здесь явно недостаточно, и ограничения только на нашей территории заметного результата не принесут, поскольку доминирующую роль для дунайской сельди играет условия её жизни на румынской части дельты.
Первую зиму своей жизни молодь дунайской сельди в виде мальков - сеголеток проводит в приморской части дельты, чтобы весной уйти в открытое море, а через два года вернутся в родной Дунай.
Заканчивая краткий обзор о связи дунайской сельди с судоходством, отмечу, что главные её проблемы связаны не с судоходством.
Как отмечают специалисты, сегодняшнее состояние рыбных ресурсов в северо-западной части Черного моря и прилегающих водоёмах крайне неудовлетворительно. И причины здесь - не столько в экологической обстановке, а в нерациональном использовании рыбных запасов. Как отмечает начальник Госинпекции по охране северо-западной части Черного моря М. Яцков, сегодня промыслом занимаются все, кто только пожелает. Действенный контроль над множеством мелких рыбодобывающих предприятий и артелей почти невозможен. Научное обоснование промысла не ведётся, достоверной статистики нет, местные власти отстранены от участия в регулировании промысла.
Всё это относится к полной мере и к вопросам сохранения и рационального промысла дунайской сельди.
И попытки отнести проблемы сельди на счёт реализации проекта ГСХ Дунай-море являются надуманными, необоснованными и нерациональными.
Эти проблемы - и экологии, и изучения, и рационального промысла сельди и других промысловых рыб - необходимо решать всем миром и на государственном и на региональном уровнях.

К слову
…А другие люди, которые достаточно активно в сезон покупают дунайскую селедку, рассказали, что она содержит огромное количество иода, так необходимого нашим щитовидкам. И поесть ее надо «от пуза» - чтобы хватило до следующего года.
Жареная «дунаечка» - именины сердца! Да с маринованным лучком… Да под стаканчик красного вина с минералочкой… Можно еще салатика из петрушечки и зеленого лучка, да с редисочкой, да побольше сметанки – и жизнь покажется веселее.

Комментариев нет:

Отправить комментарий